Вверх страницы
Вниз страницы

Altera pars

Объявление




♦ Сюжет ♦ Правила

♦ Должности ♦ Занятые внешности
♦ Список фамилий

♦ act.#0 ♦ act.#1 ♦ act.#2

♦ Шаблон анкеты


Ткни монтстрика:



♦Дорогие игроки! ♦
Спасибо,что Вы с нами!
Напоминаем, что в игре сейчас идет 1912 год. Февраль.

♦ Quest #0.1 The mystery of fear♦
Очередность:

Nathaniel Rosier

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Altera pars » ♦ Хроноворот » Исполинские чёрные грифы


Исполинские чёрные грифы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://farm2.staticflickr.com/1303/4593307645_c745f8485d_z.jpg
Найди меня, освободи меня,
Мои мысли - стая обезумевших птиц.
Пойми меня, обними меня
И больше не давай смотреть мне вниз.


Adelaide & Nataniel Rosier
январь 1901
поместье семейства Розье.
Сюжет:
Страшные сказки на ночь... Какими они бывают? Те, что заставляют прятаться под одеялом от невидимых монстров? А может быть те, от которых трясутся поджилки? Или, быть может те, что повествуют о Древнем Зле? Но что поделать, если эти страшные сказки становятся реальностью? Что, если самый страшный сон уже не может сравниться с тем, что произошло не так давно в настоящем. Тут. Здесь. Со мной? И что, если от этого сна никак не избавиться?...


[audio]http://pleer.com/tracks/6057160pJct[/audio]

0

2

Протянуть вперед руку, почувствовать тепло ее кожи на кончиках пальцев, коснуться гладких волос, пропуская те сквозь пальцы, насладится их темным шелком. Заглянуть в ее глаза, улыбнуться несмело в ответ на улыбку, и видеть, как выглядывает из-ха облаков яркий солнечный луч.
Протянуть вперед руку и уткнуться в пустоту... В темноту. В тишину. По коже пробегают зябкие мурашки, а руки сами собой обнимают тебя за плечи. Ты вжимаешь голову в плечи, но не можегь избавиться от этого ощущения... Ощущения постоянного преследования. Ощущения, ножа в спину. Вот-вот, еще немного и он воткнется в твое тело, подталкиваемое сильной рукой... От этого ощущения не убежать, не скрыться, как не старайся... Ведь впереди только пустота. Протяни вперед руку, чтобы уткнуться на собственное воспоминание.
Вспышка. Яркий солнечный луч, что слепит глаза, заставляя щуриться. Вспышка. Под рукой жесткий конский волос вьющейся гривы. Вспышка. Зеленая трава стелется по луку, едва заметно волнуясь под легким порывом ветра. Вспышка. Тяжелая поступь коня заставляет расслабиться в седле. Вспышка. Заразительный смех Мередит, пустившейся в резвый галоп. Вспышка. Лошадиное ржание. Громкий вскрик. Вспышка. Протяни руку, чтобы уткнуться в пустоту...
Она просыпается резко. Вскакивает со своей кровати, испуганно закрывая глаза руками. Запускает пальцы в волосы, тянет их с силой и не чувствует этой боли. Обнимает себя за плечи, падая на пол, глотает соленые слезы. Ее бьет мелкая дрожь, но она не замечает этого, также, как и не замечает того, как с губ ее срывается очередной крик. Крик то ли раненной птицы, то ли буйного зверя. Голос ее рвется наружу, словно так может стать легче. Словно так можно утихомирить эту боль. Словно так можно избавиться от этой пустоты...
Протяни вперед руку.
Холод по полу отрезвляет немного. Заставляет чуть поджимать пальцы ног, она словно в тумане ступает по паркету, ведомая каким-то неподвластным ей чувством. Идти недалеко, всего-лишь вперед по коридору. Тихо скрипнет дверь, и она, утирая бегущие по щекам слезы залезет холодными ногами в чужую постель, обнимая тонкими руками собственного брата. Он - единственное что у него осталось. Он - единственная ее надежда.
- Натаниэль, - шепот ее срывается с губ чуть с надрывом, - Натаниэль, я скучаю без нее...

+1

3

Два года прошло с того дня, как в их семье случилась трагедия. Два ужасных года. Ужасных в первую очередь для той, что потеряла больше, чем другие. Натан хотел прожить это время как можно скорее, забыть об ужасах, связанных с тем происшествием, с этим домом, этой семьей... Он бы давно уехал, куда угодно, лишь бы не жить здесь, но не мог так скоро оставить Аду одну. Пока она еще ребенок, который даже школу не окончил. Ему было тяжело каждый год отпускать ее одну, знать, что там ей не к кому обратиться за помощью, не с кем поговорить, излить душу, рассказать о своих страхах. Он знал об этом, потому что то время, когда они были вместе, она говорила с ним.
Да, он тоже многое потерял в лице Мередит. Она была такой живой, что заражала этой энергией окружающих. Подпитывала его самого, помогала не чувствовать себя заранее умершим. Он нашел в себе силы смириться, нашел способ подавить неприятные воспоминания, понимая, что им еще нужно жить дальше. Поэтому большинство ночей он спал спокойно, не позволяя лишним мыслям тревожить себя. Однако этого не получалось делать, когда где-то поблизости была Ада. Нередко случалось ей прибегать к нему посреди ночи или же ловить его днем. Так и сейчас вышло, что в его сон ворвался ее голос, а нагретого под одеялом тела коснулись холодные пальцы.
Вздрогнув, Натан проснулся, почти сразу же поняв в чем дело. Больше некому было забираться к нему в постель с мокрым от слез лицом. Она когда-нибудь сумеет смириться с тем, что ее больше нет? Ведь он, Натан, не всегда сможет быть рядом, чтобы поддержать ее в момент слабости. И он должен быть для нее примером, для нее он должен быть сильным, иначе во что они превратятся, день и ночь тоскуя по утраченному навсегда?
-Я знаю, - едва слышно прошептал Натаниэль, обнимая ее за плечи и приглаживая растрепавшиеся волосы. Он тоже скучал, но сказать об этом вслух не смел. У него было решение для нее, для таких случаев, но вряд ли Адель пойдет на это, вряд ли сумеет отринуть память о ней. Но это избавило бы ее от ночных кошмаров, после которых она бежит к нему, ища защиты. Предлагать это в такой момент было бы неуместно. Сейчас ее нужно было успокоить, помочь забыться ровным сном, без всяких сновидений. Впрочем, была и другая причина для того, чтобы не делать этого. Как легилимент он был еще не так искусен и силен, чтобы суметь сделать это без нежелательных последствий.
-Не думай об этом, не сейчас. В темноте все кажется страшнее. Увидишь, при свете дня страхи рассеются, - он подумал о том, о тех, о ком не думают на ночь глядя. Дементоры, хорошо бы Ада никогда не встретилась с ними. Натан, пролистывая старые книги, читал о том эффекте, который они оказываются на переживших страшные события людей. Найти бы средство для того, чтобы отвлечь ее, подарить больше теплых воспоминаний, которые со временем должны будут перекрыть другое.
Он чувствовал, как плохо согреваемые пальцы сжимают его тело, но, кажется, поток слез иссяк, хотя грудь все еще холодит ее дыхание, скользящее по влажной от слез коже. Все еще сонливый, он сегодня поздно лег, Натан мечтал о том, чтобы вновь погрузиться в сон, но вряд ли у него это выйдет, пока Ада неспокойна.

+1

4

Ее душа, подобно взъерошенной птице бьется о ребра, словно о закрытую клетку, не в силах выбраться, расравить крылья. Ее душа взволнованна намного сильнее, чем она сама. И даже слезы не могут очистить то, что накопилось внутри. Ее бьет мелкая дрожь и она не в силах справиться с нею. Сколько так будет продолжаться еще? Когда она сможет это принять. Принять, и простить себе ее смерть? Похоже, что никогда.
Она искренне считает, что сама повинна в этих событиях, и только она грешна. Мередит никогда не любила лошадей, но никогда не могла устоять перед просьбами сестры, спорить с которой в большинстве случаев было бесполезно. Аделаида с детства была упряма, пожалуй, упрямее кого либо еще из тех, кто встречался на ее жизненном пути. Быть может, именно упрямство когда-то привело ее на иной факультет - упрямство в желании быть отличимой от других, от всех в своей семье. Быть может, это ее упрямство привело к смерти сестры...
- Нет, нет, нет, - срывается с ее губ приглушенный крик, а тонкие пальцы с силой сжимаются на чужих руках. Она так хочет сейчас быть хоть кому-то нужной. Она так хочет почувствовать сейчас то, что она не надет более уже никогда. Никто и никогда не будет ей близок настолько, насколько была Мередит.
Она утыкается носом в грудь брата, только он способен защитить ее сейчас. Во всяком случае, так кажется ей. Вдыхает аромат его кожи, прерывисто всхлипывая и подавляя тяжелый вздох. Он не знает. Он и правда не знает, что в ее душе давно поселилась Тьма. Он не понимает этого. Ее более не радует солнечный свет, нет, она готово запереться от него в темном подземелии, чтобы не видеть более никогда. Этот свет режет глаза, разрывает и так раненную душу только больше, словно разрезая ее солнечным лучом как лезвием бритвы. Нет, ей никогда более не понять радости света.
- Ты не понимаешь, - шепчет она, и слова ее опережают мысли, - не понимаешь, что свет недоступен для меня более.... В моей душе поселилась Тьма, а я не смогу избавиться от нее... Никогда, Натаниэль, никогда, понимаешь?! - она широко распахивает замутненные от слез очи, вглядываясь в темный силуэт, силясь понять, что же он думает... Но ей никогда не станет доступно это.
- Я бы хотела умереть вместе с ней... совсем, а не так, не на половину...

0


Вы здесь » Altera pars » ♦ Хроноворот » Исполинские чёрные грифы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC